Category: дача

Паук С.В.

Интервью Владимира Воеводского (часть 2)

Оригинал взят у baaltii1 в Интервью Владимира Воеводского (часть 2)

Это продолжение интервью Владимира Воеводского. Первая часть была воспринята читателями с интересом. Мы благодарим за содержательные вопросы и продолжаем.



- Мне трудно представить, что происходит внутри человека атеистических взглядов, когда перед ним раскрываются необычные для него слои реальности. Для людей религиозного восприятия и воспитания это часть пути, состояния, в которых раскрываются новые аспекты бытия, это просто нормально, как без этого. Лично я с первого дыхания стремился к мистицизму, верил, искал, находил, бросался в секты и тайные общества. Тебя же, насколько понимаю, в определенный момент выбросило в «непонятное», бытие просто поставило перед лицом странной данности. Типа что делать, если на тебя смотрят ангелы, и после того, как ты закроешь глаза и откроешь их снова, ангелы будут продолжать на тебя смотреть?! То, что нормально и правильно для человека мистическо-религиозного воспитания, людей другого восприятия может запросто свести с ума.
 
- Наверное, мои взгляды на тот момент стоило бы назвать не столько атеистическими, сколько агностическими. Реакция была двоякая. Во-первых, возмущение, поскольку больше всего в открывшемся было грязи и издевательства над людьми. Во-вторых, восхищение и надежда, когда в этой грязи вдруг появлялись проблески любви, красоты и разума. 
 
С ума я не сходил, хотя иногда и были "заносы", когда я начинал всерьез верить в ту или иную "теорию". Как правило, эти заносы выправлялись быстро, обычно за несколько часов. Более серьезными были периоды безнадеги. В такие периоды очень помогала мысль о том, что нужно продолжать бороться, потому что от этого, пусть и в небольшой степени, зависит то, в каком духовном мире будут жить сегодняшние дети. 
 

Collapse )


Паук С.В.

(no subject)

https://konhobar.wordpress.com/2019/03/27/%d0%ba%d0%b0%d0%ba-%d1%81%d0%be%d0%b1%d1%80%d0%b0%d1%82%d1%8c-%d0%bf%d1%8f%d1%82%d0%b8%d0%ba%d1%80%d0%b0%d1%82%d0%bd%d1%8b%d0%b9-%d1%83%d1%80%d0%be%d0%b6%d0%b0%d0%b9-%d0%ba%d1%83%d1%80%d0%b4%d1%8e/

Историческое село Шушенское — берег Енисея. Почвы — бедные супеси, летом бывает выше +35°, зимой до −45°, снега мало. Каждый второй год — жестокие засухи. На пахотных полях выгорает хлеб, картошка не родит — её многие и не копают. И в это время Замяткин стабильно и без особых усилий собирает пятикратные урожаи.

Участок Замяткина не знает лопаты уже около двадцати лет. По его словам, за десять лет плодородный слой углубился до 30-40 см. Почва стала такой рыхлой, что колышки для томатов не надо вбивать — легко втыкаются. Урожай картофеля приблизился к двум тоннам с сотки. Капуста — по пуду кочаны — до 1800 кг с сотки. Урожаи капусты, моркови — втрое-впятеро выше средних, обильно плодят ягодники. Ни навоза, ни тем паче компоста Замяткин не использует. Из удобрений — только золу. Сейчас в его грядках, по его выражению, истинный плодородный агрозём. Это значит, предельный урожай гарантирован в любой год.

Как ему это удаётся?

Конечно, треть прибавки даёт сортовая агротехника: Замяткин отобрал лучшие для себя сорта и буквально сроднился с ними. Но две трети успеха — система природного огорода: узкие грядки, отсутствие вспашки, посев сидератов, разумный плодосмен, мульчирование.

«Урожай уже не проблема. Рекордоманией, кажется, переболел. Теперь моя цель — предельное естественное плодородие и устойчивый агро-биоценоз».

Грядки.

Грядки у Замяткина стационарные, шириной 80 см, с проходами минимум в метр. Рождаются они так. В первой половине июня буйная трава притаптывается. На неё наваливается толстый, в полштыка, слой разной растительной органики. И сверху — на два пальца земли. Идеальная грядка: и бурьян не выпустит, и дышит, чтобы скорее ему сгнить, и червям дом родной. Так и лежит до конца лета. В августе сюда сеется холодостойкий сидерат: горчица, редька масличная. А весной по нему — горох, бобы, фасоль: пусть дополнительно почву удобрят. С них и начинается плодосмен. А если почва хорошая, можно сажать и арбузы, и картошку.

Ухаживает за грядками только плоскорез, и только поверхностно. Всё лето — мульча, весной и осенью — сидераты. Проблема сорняков отпала вместе с пустой землей. Когда на грядке постоянно или плотная культура, или мульча, или густой сидерат, где тут жить сорнякам, когда их ниша занята? И они тихо существуют, не притязая на массовость и борзость.

Болезни тоже ушли в прошлое.



Замяткин ввёл в свою практику умнейший приём — ликвидацию утренней росы. Ставит над грядками простые плёночные экраны. Тепловые лучи отражаются обратно на грядку — всё, росы нет! Так укрыто лишь то, что склонно болеть: лук, томаты, огурцы, картошка.

Мульча у Замяткина — такая же основа содержания почвы, как и сидераты.
Он почти не тратит время и силы на заготовку органики. Толстый слой отдельно заготовленного «сена» применяется только для особых целей: создать новые грядки, задушить сорняки, укрыть приствольные круги саженцев. А на грядках весь год — естественная, «сидеральная мульча».

Технология проста. В августе под грабли сеется какой-то холодостойкий сидерат, и до морозов даёт густую зелёную массу. Не дав ей завязать семена, срезаем её острой лопатой. Получается слой сена. Весной он втрое тоньше: уплотнился, частично сопрел. Прогребаем в нём чистые бороздки, в них сеем и сажаем. Растения встали, разлопушились — вся почва укрыта.

Озимая рожь обычно не вымерзает и весной трогается в рост. Такую «мульчу» приходится подрезать ниже узла кущения, иначе снова отрастёт.

Вариант: сидерат не срезается, вымерзает, и в апреле грядка топорщится соломой. Тоже эффективная мульча — от ветра и заморозков укроет. Прямо в ней бьём лунки или режем рядки. Позже её ломаем и укладываем на грядку.

Мульчировать можно любой органикой, главное, чтобы она была.

Опыты показали: под толстым слоем растительной трухи и соломы вырастает отличная картошка. В последние годы Замяткин так её и выращивает. Разложил «семена» по грядке, завалил рыхлой органикой, при нужде помог выйти росткам — и завалил всё окончательно. В августе приподнял мульчу — под ней чистые клубни, хоть прямо в кастрюлю.

И вот что характерно: проволочники, личинки майского жука и прочих хрущей в мульче не водятся. Видимо, не рискуют подниматься из почвы: слишком многие тут не прочь ими полакомиться. Так или не так, но уже много лет под соломой все клубни чистые, без повреждений. А в почву заглубишь — многие погрызены.

Правила органической мульчи простые. Осенью укрой почву как можно раньше — пусть она дольше живёт и позже промёрзнет. А весной, наоборот, сначала сгреби грубую мульчу на дорожки: дай почве оттаять и прогреться.

Чем только не укрывают дачники рассаду, чтобы прижилась! И всё равно сохнет. Замяткин, как всегда, присмотрелся к природе — а там всё уже придумано. Сошёл снег — сеем фацелию. К моменту высадки — укрывной ковёр. Прорываем лунки и сажаем. Затишок, полутень — рассада балдеет. А погрозят заморозки — легко кинуть плёнку прямо на сидерат. Пошла рассада в рост, стало тесно — срезаем сидерат и кладём, как мульчу.

Теперь всё ясно!

Мульча — понятие многоэтажное и многоплановое. Говоря о защите почвы и всходов, трудно провести чёткую границу между слоем опилок, мёртвым дёрном, сухим стеблестоем… кедровым стлаником, кустарниками, деревьями. Леса и степи — «мульча» планеты. В лесной подстилке и дёрне живут и копошатся мокрицы с червяками, а в слое лесов, садов и парков — мы с вами. Но представьте, что ваш сад и лес раскорчёван. «Месяц почва голая — месяц она умирает», — говорит Замяткин.источник