Category: игры

Паук С.В.

Интервью Владимира Воеводского (часть 2)

Оригинал взят у baaltii1 в Интервью Владимира Воеводского (часть 2)

Это продолжение интервью Владимира Воеводского. Первая часть была воспринята читателями с интересом. Мы благодарим за содержательные вопросы и продолжаем.



- Мне трудно представить, что происходит внутри человека атеистических взглядов, когда перед ним раскрываются необычные для него слои реальности. Для людей религиозного восприятия и воспитания это часть пути, состояния, в которых раскрываются новые аспекты бытия, это просто нормально, как без этого. Лично я с первого дыхания стремился к мистицизму, верил, искал, находил, бросался в секты и тайные общества. Тебя же, насколько понимаю, в определенный момент выбросило в «непонятное», бытие просто поставило перед лицом странной данности. Типа что делать, если на тебя смотрят ангелы, и после того, как ты закроешь глаза и откроешь их снова, ангелы будут продолжать на тебя смотреть?! То, что нормально и правильно для человека мистическо-религиозного воспитания, людей другого восприятия может запросто свести с ума.
 
- Наверное, мои взгляды на тот момент стоило бы назвать не столько атеистическими, сколько агностическими. Реакция была двоякая. Во-первых, возмущение, поскольку больше всего в открывшемся было грязи и издевательства над людьми. Во-вторых, восхищение и надежда, когда в этой грязи вдруг появлялись проблески любви, красоты и разума. 
 
С ума я не сходил, хотя иногда и были "заносы", когда я начинал всерьез верить в ту или иную "теорию". Как правило, эти заносы выправлялись быстро, обычно за несколько часов. Более серьезными были периоды безнадеги. В такие периоды очень помогала мысль о том, что нужно продолжать бороться, потому что от этого, пусть и в небольшой степени, зависит то, в каком духовном мире будут жить сегодняшние дети. 
 

Collapse )


Паук С.В.

(no subject)

avva
рекомендует



Which Video Games for Which Philosophical Lessons?

Философы рекомендуют компьютерные игры с философским наполнением. Почерпнул для себя несколько интересных ссылок.

Philosophical Films

То же самое, но про фильмы. Философы рекомендуют фильмы, имеющие отношение к глубоким философским вопросам.

Good “casual” advanced math books

Рекомендации книг про серьезную математику, написанных неформальным языком для неспециалистов и даже нематематиков (требования к читателю разные в разных книгах, конечно). Много рекомендаций, вызывающих у меня по меньшей мере живейший интерес. Например: A Singular Mathematical Promenade, The Calculus Gallery: Masterpieces from Newton to Lebesgue, "Что такое число" А.А.Кириллова, "Elementary Applied Topology" и другие.

Coffee Is Hard

Интересная запись о том, как написать функцию приготовления кофе в компьютерной игре, и немного о жизни. См. также обсуждение на HN. Я также очень, очень рекомендую книгу автора этой записи, And Then I Thought I Was A Fish (потрясающе интересный рассказ о приступе психоза, который длился у автора несколько месяцев; я писал уже как-то об этой книге).

Mathematical Fiction

Библиография художественных произведений, включающих в себя математиков в качестве персонажей, или математику как тему или значительную часть сюжета. Довольно много интересного, хотя лучше бы список был покороче, мне кажется, и более тщательно отобран. См. также
Паук С.В.

(no subject)

6. TEBAHPLA

Определенный ритм задался. Я опасаюсь определенной структурной клетки. Режимы знаков Д-Г или Л-С, в которых поведение номадических охотников и оседлых крестьян представляется общими характеристиками.
В лабиринте появляются намеки на ту, что украшает себя всеми орнаментами. Она — хозяйка всех узоров и гирлянд. Естественно, она распознает детали этих узоров и гирлянд, если имеет власть над ними.
Странные порядки алфавита — огромная магическая комната внутри лабиринта.
Кулапутталика — альтернативный порядок алфавита, подобный Малини. А. говорит, что есть ряд порядков, и Малини — главный из них. Порядки букв алфавита — символическая бездна. Согласные оказываются чревом, гласные — семенем. Нагревающие (Матрика) и охлаждающие (Малини) алфавиты.
Матрика — это матрица, энергия Бхайравы, имманентность. Малини сравнивается с пчелой, жужжание которой деформирует структуру всего.
Володя рассказал про исследования Яна Шотермана. Ян показал, что в основе Манджушри мантры лежит мнемотехника по запоминанию кхароштхи. У кхароштхи арамейский родитель, там дальше огромные таблицы картинок людей и рыб, в этих знаках трудно копаться уму. Здесь интересен сам мнемотехнический феномен. Последовательности бидж вполне могут являться методом запоминания длинных цепочек необходимого кода. Кодом к коду.
Можно годами копаться в структуре мантры или дорожке из бидж, не понимая соответствий, а окажется, что перед нами мнемоническое правило, метод запоминания какой-нибудь далекой таблицы.

Центр и периферия связываются с субъектом и объектом. Сущности, передвигающиеся по карте, реализуют познание. Тройная сборка ритуала Кулы связывает сосуд, светильник и сакральное место, — все это реализуется на или в теле практикующего и представляет собой ритуальные ингредиенты, включающие как мужскую сперму, так и лук с чесноком. Сосуд — хранилище пространства — корабль, на котором совершается путешествие, светильник — хранилище света, сакральное место — хранилище памяти. Место, чтобы стать сакральным, должно пережить историю — инициацию, памятную битву, символическую игру. Место как место — не сакрально, оно делается сакральным благодаря особому опыту, представляя себя основанием редкого действа.

Мандала Кулы — квадрат, квадрат легко хранит 64-типные деления, в нем легко выделить восемь направлений. Мандала — карта, кодирующая симметрии и сборки. Количество светильников варьируется, в некоторых ритуалах указаны 64 светильника, в некоторых 50 по числу букв алфавита. 50 светильников располагаются в соответствии с порядком Малини. Интересно само по себе достраивание алфавита санскрита до 64 символов. В квадрат включаются все пять рядов по пять согласных, полугласные, шипящие + ха, а гласные входят в разных формах: коротких, длинных, вытянутых, добавляются еще анусвара и висарга, джихвамулия и упадхмания, и пять яма, — всего шестьдесят четыре.

Ньяса — это помещение алфавита в тело. Алфавит приглашается в тело, практикующий последовательно касается мест на своем теле, фиксируя в каждом прикосновении одну из пятидесяти букв. Процесс может следовать порядку Матрики, Малини, или иному, известному лишь практикующему. Тело становится «вместилищем всего», вселенной, областью символической игры.
Стандартный порядок алфавита очень логичен, выстроен по варгам, у него красивое восьмеричное представление: гласные, пять рядов согласных, полусогласные, шипящие. Количество различных перестановок пятидесяти букв представляет собой нечто около-64-значное. Почему именно эти порядки выбраны в Матрике и Малини? Ощущение, что вся доступная литература цитирует саму себя, снабжая данные загадочные порядки простым символизмом, переписывая снова и снова принятые соответствия. Проблема в том, что с таким же успехом можно выбрать любой другой порядок и снабдить его аналогичной интерпретацией. Данные порядки — готовые формы тантрической традиции.
Самое подробное описание Малини в семантическом аспекте, из всех, что встречал, дано в Паратришика-Виваране А. — эта книга доступна в переводе Джаядева Сингха. А. двигается по Малини, приводя интерпретации фрагментов.
Na – naada – звук, все начинается с движения сознания, реализованного через звучание. Четверка букв-евнухов, формально гласных, но не способных войти в союз с согласными, семя, не способное оплодотворить. Звучание созревает в этой области. tha — вкус самоосознания, ca — запах, самоузнавание, dha — прикосновение.
Движение по гирлянде симолизирует проявление мира, воплощение всех вещей и представлений о вещах. Каждая буква — форма энергии. Фрагмент гирлянды, рассмотренный в разных режимах Трики, может иметь разные интерпретации.
Существует ряд гематрических систем для работы с санскритским текстом, наиболее популярные из которых — катапаяди, используемая в музыкальном кодировании, и арьябхата, названная в честь основателя Арьябхаты. Катапаяди игнорирует гласные, сопоставляет каждой согласной цифру, и цифры в слове не складываются как в ивритских гематриях, а приписываются друг к другу, сохраняя порядок. Арьябхата учитывает соединения с гласными. В итоге получаются длинные цифровые цепочки, выстроенные по принципу нот. Гематрические манипуляции распространены больше на юге, особенно в Керале.
Атбаш — это метод кодирования, кем только не использованный: и гностиками, и катарами, и каббалистами. Идея проста: первая буква алфавита заменяется на последнюю, вторая — на предпоследнюю и так далее. Это частный случай так называемого аффинного шифра. При таком преобразовании естественным образом меняются гематрии. Используя эти зеркально-гематрические манипуляции, западные гностики кодировали свои тексты. В КШ есть аналогичный ход. Тридцать шесть таттв КШ отражаются в подобном зеркале, образуя иной порядок. Называется данное соответствие бибма-пратибимба, а сила отражения связывается с пашьянти, энергией Парапара. Подкрученное или вогнутое зеркало как субъектность, метод преобразования как сущность.
Выход из очередной комнаты лабиринта. Перекресток с четырьмя дорогами, расположенными по сторонам света. Дальше — следующий слой и блуждание по закодированным стенам, сотканным из буквенных орнаментов.

FFFFFFFFFFFFFFFF

«Дорогой Д., RN – это не стековый язык, в нем нет понятия «стек» вообще, но в нем есть разведчики, они могут ходить по тексту, возвращаться, сообщать. Еще раз рекомендую посмотреть бхадрамандалы, там методы кодирования могут быть схожи с Piet и его производными. Возьми за основу коммуникацию chumma и построй код, состоящий из бхадрамандал. Движение ESWN может соответствовать интерпретациям типа N – свобода, E – удовольствие. Универсальная грамматика:
построение универсальностей;
зеркала;
четверичные сборки;
формирование сгустков;
режимы и ритмы вложенных контекстов;
Универсальная грамматика позволяет создавать тексты произвольного уровня, даже из рассыпанных, разваренных кусков.
Универсальная грамматика может находиться в сердцевине «организаций». «Организации» как органы подавления, в смысле Лэнда, подчиняющие и впитывающие низкоуровневые единицы. Организация — организм, мыслящий свои органы «вместе». Используя принципы универсальной грамматики, организация заполняет лакуны, заменяет ампутированные органы, остается действующей сущностью. Организация создает сгустки как черные ящики — то, что останется в случае любой катастрофы, любого саморазрушения.

Основные режимы RNS:
1. Темноделезианство — наблюдение за сущностью, не просто разрушающей память, но и ставящей условия, при которых невозможно строительство миров, основанных на памяти. В темноделезианских утробах память таки присутствует, но не как формирующий принцип, она там скорее как фон, фигура климата. Там внимание важнее памяти. [про темноделезианство должен был написать 18-го января]
В темноделезианском режиме разрушение и возведение стен — ежесекундная актовость. Возведение стены — тоже разрушение. Просмотр RNS в темноделезианском режиме позволяет полноценно трактовать множественные сцены — идти через уничтожение концептов, через отрицание моделей, которые, казалось бы, только что работали.
2. Ожидания. Запретная любовная связь. От понимания «это происходит сейчас» становится неловко персонажам — неловко существовать при продолжающемся (где-то, но сейчас) запретном акте. Они ждут, когда акт завершится, чтобы начать снова действовать.
3. Режим мерцания. Подобно мерцающим змеям, сквозь которых можно проходить.
4. Режим непосредственного набора текста. »
Красивая ночь всех людей — х.хларс.ейедюи.ьвсчояавн.

8 мая.

Долга три с лишним ляма. Спросил друзей о возможностях. Г. рассказал о работе в Пакистане — тысяча баксов в неделю – Пак вкладывается в науку, делать ничего особо не надо, чисто консультировать аспирантов. Возят туда-сюда в сопровождении автоматчиков, по вечерам полностью отрубают свет — типа спи до утра. Ограниченное пространство, можно перемещаться лишь по нему. Беда в том, что после такого заработка будут проблемы в Индии, даже если поменять паспорт, подобный трип может всплыть. Да и чтобы покрыть долги, надо не меньше года просидеть в таком месте.

Такая весенняя погода, что нужно ходить в зимней куртке. Зашел в столовую, там телевизор и обычно поставлен музыкальный канал с клипами, с выключенным звуком. Сел и не сразу обратил внимание, что там идет. Уже когда собирался уходить, посмотрел, и замер. Там шла трансляция какого-то покерного турнира. «История покера» — это последнее, что услышалось тогда от Суппанди, или не от Суппанди, а невесть от кого, сидящего в черном сгустке. Это выпало из памяти, возможно, совсем бы потерялось, если бы сегодня не зашел в эту столовую.

Весь день продумал, что может означать «история покера» — явно ведь некая метафора. Покер — это вообще пидор по-тюремному, но вряд ли там может быть такой контекст, там не может быть столь банальной сексуальной интерпретации. Переставлял буквы в этом сочетании. Истерия порока, может быть. Сложно представить, что эта сущность говорила о карточной игре [но да, возник намек, что это был добрый друг, который объяснил, как вылезти из долгов].

На следующий день зарегистрировался на покерстарс, провел там несколько ночей, играя за разными столами на формальные фишки, просмотрел десятки видосов с соревнований типа шарк кейдж. Связался со старым знакомым, занимающимся покером, попросил в общих чертах набросать принципы. Он сказал, что все решает ритмичность и музыкальный слух, умение манипулировать ритмами. В онлайн казино на аквариумах сидит много тихих хищников, выжидающих любителей, которых можно за ночь раскатать на крупную сумму. Они как замершие акулы, тихо слушающие музыку, готовые поглотить жертву (фиша), когда его музыкальность станет понятной.

Более опытный IM пояснил, как двигался сам:

«За месяц научиться безошибочно играть abc-покер, за полгода прочитать и осмыслить все на pokerstrategy, и годы оттачивания мастерства: наработка интуиции, чтение оппонентов и эксплуатация их слабых линий, скорость реакции при игре на нескольких столах одновременно. На практике: обсуждения конкретных сдач на форумах, анализ сессий в holdem manager, совместная игра с другими опытными игроками , и прочее. В течении всех лет игры примерно треть времени я тратил на совершенствование, и лишь две трети на саму игру».

IM рассказал, как стриг американских домохозяек. Главная задача — изоляция фишей, выстраивание метагейма — системы взаимоотношений с регулярными игроками, в которой вы друг другу не особо мешаете. Фиш выделяется стандартными ошибками, частыми входами, низкой агрессией. Есть пассажиры странной ритмичности, например те, кто никогда не рейзит флоп — таких быстро выявляют и наказывают.

IM: «Holdem manager — это все что тебе понадобится, только проверь, что он разрешен в твоем покер руме. Еще Equity calculator или как-то так, чтобы перевести подсчет эквити на интуитивный уровень».

Пара ночей на покерстарс и после закрытия глаз продолжаются раздачи, и во сне тоже, карты бегают по кругу, открываются, комбинируются.

Этажи решетки:

*-*-*-*-* #=#=#=#=#
*=*=*=*=*
*=* *=*=*
#=#=#=#=#
*-*-*-*-*
*=*=*
*=* *=*
*=*

Места на каждом этаже упорядочены. Крысы выбегают одновременно, находясь в разных местах, подают друг другу сигналы. Задача каждой из них — доказать, что она выше остальных. Крысы-маньяки вопят громче всех.

Вся открытая литература по истории покера оказалась однообразной — везде указывалось на связь с китайским домино и персидской игрой ас-нас.

Явно ведь речь не идет не об истории как наборе данных типа дат, скорее речь о «существовании и деформации во времени». Начал писать текст с цитаты из «Языка и мышления» Н.Х.:

«Предположим, что мы приписываем мышлению в качестве врожденного свойства общую теорию языка, которую мы назвали «универсальной грамматикой»... она задает определенную подсистему правил, которая составляет каркас любого языка, и множество разнообразных условий, формальных и субстанциональных, которым должна отвечать любая дальнейшая разработка грамматики.»

Показалось, что сейчас без особых проблем построится универсальная грамматика игровых и трюковых систем. Карточные игры и трюки впишутся в языковые темы, найдутся каркасы всех известных конструкций.

Язык как метакоммуникационная сеть между кем-то, между категориями, субъектами, между тобой и тобой. Это «между» не пространственно, оно даже не требует различия тебя от тебя. Язык — сеть, дающая возможность движения по себе сущностям, отличным от себя. Язык развивается как живой организм, но он не общается с собой на себе. Языком может быть разнообразная сцепка двух данностей, или одной данности с собой. Карточная игра — вполне себе язык, даже пасьянс — язык шептания с собой.

У нас универсальные объекты существуют из общих принципов, но их явное описание, как правило, требует языка иного уровня. Их свойства ясны и прозрачны, но их явная конструкция, анатомия, крайне сложна. Если универсальность заявляется в компактной языковой форме, заявляется как описанная сущность, а не черная коробка, обладающая свойствами, здесь что-то не то. Присутствие универсальности здесь и сейчас — да, описание универсальности на языке, созданном для описания объектов иной сложности — нет.

Здесь рядом лежит мир локальных объектов — локалей — плодов локализаций [и двойственный мир колокальных объектов — колоколов].

Все равно придется нарисовать карту.

Самые популярные карточные игры в Индии — тин патти, тин-до-панч, румми — разновидности покера, с иерархиями комбинаций. В Панджабе и Пакистане популярна бхабхи (жена брата), ближе к Ирану — басра, гхарат, версии вылавливания карт и комбинаций. На Севере и в Бангладеше популярна игра 29 — в ней самыми ценными картами считаются вальты и девятки. На Востоке распространены карты ганджапа, игры типа ганджифа.
Можно идти по географической карте и выписывать тенденции карточных игр, смотреть на необходимость памяти. Есть игры, в которых память является решающим фактором, игроку нужно помнить вышедшие из игры карты, чтобы ориентироваться в скрытой колоде, есть игры, где память не играет особой роли, важнее ощущение настоящего и интуиция будущего.
Структурная антропология через игровые пространства, отношения с карточными играми.
Пасьянсы, как правило, не нуждаются в памяти. Сапер, арканоид, тетрис.
Случится ли перестройка сил на Ближнем Востоке, если переделать игровое пространство, внедрить игры нового толка. Если увидеть, что на Ближнем Востоке война идет не за нефть или золото, не за поставки топлива и распределение благ, а за паттерны, символические дорожки, алхимические потенции.
Внедрение игровых пространств, доступных виртуальных средств с встроенными пасьянсами, ритмами накоплений формальных очков, конфигурациями лабиринтов — задача особых отделов. Догадки о порождающих паттернах, универсальных грамматиках игровых и трюковых пространств. Когда они будут сформированы, исследователи свяжут методы тасовки колоды с методами строительства домов, типы игровых форм с аспектами культуры. Игровые порождающие паттерны станут частью структурной антропологии.

#
Первый раз увидел специальную колоду в середине 80-х — к нам во двор зашел пухлый паренек. Он сел на скамейку и начал рассказывать сказку. Жил-был король, была у него дочь. В руках у него было карт десять, но он достал из них куда больше. Появлялись все новые персонажи сказки, слуги, стражники. А в конце сказки все исчезло, «а у меня ничего нет» — сказал король, и в руках оказались пустышки.
В ту ночь не мог уснуть, думал, как такое может быть, все эти «жил-был король», множество карт, появляющиеся из маленькой колоды.
Специальные колоды привозились моряками, продавались как редкий товар. Так в наши места проникали дизайнерские колоды, свенгали, велосипеды, пчелки — все через море.

иинелвад моксечиголоеди мобюл ирп ьтижыв онжом, икотоп еыволсымс яваытичс, ьтаворилупинам ошорох ими илсе -, икчанз, икчот, икчолап или, икчопец или, ыругиф а, ытрак ен ьтыб тугом отэ, мымисивазен ьтыб онжом мороток в, еитяназ еонневтсниде ен ил ьтуч — ырги еиксечиловмис отч, ьсолазакоп еж адгот

Когда мне исполнялось ... лет, за две недели, в сентябре, Дн. спросил, что подарить на день рождения. Сразу же ответил, что хочу колоду пластиковых карт, которые гнутся, но не мнутся. Он сказал, что достанет – через моряков. На следующей неделе пришел к нему, увидел колоду, лежащую на столе, улыбнулся, глядя на него, взял, раскрыл. Было ясно, что это подарок мне, но Дн. попросил не трогать. Ну хорошо, не буду трогать пока что. Стало приятно, радостно. Никогда таких карт не видел — интересные, красивые.
На день рождения Дн. подарил мне колоду, но другую. Сказал, что ту ему по ошибке принесли, там были не пластиковые, они мялись, а эти можно гнуть, они будут как пружина выгибаться обратно. Этими картами легко пробивать газету, их можно метать как оружие.
Любая колода после //// становится крапленой.
Когда-то использовал простые метки чернилами. Брал шариковую ручку, рисовал маленький кружок на подушечке среднего пальца правой руки. Затем протягивал колоду, разложенную веером, просил достать любую карту, не показывая ее. Оставалось лишь слегка коснуться снизу этой карты среднем пальцем после того, как зритель вставит ее обратно в колоду.
Карты метятся иголкой, водой, ногтем. Есть инфракрасные линзы, позволяющие считывать метки, невидимые обычным глазом. Инфракрасные метки не обнаружить. Изощренные в своей циничности методы видения закрытого.
Колода может быть чужой, чистой, новой, она пометится по ходу игры, метки будут видны лишь с помощью специальной оптики. Идеально для покера. Пометить углы на тузах, большие середины на королях, малые середины на дамах, поставить точки в центре на вальтах — этого достаточно. Даже одна метка одного туза дает большое преимущество.

#
Уже спустя неделю появилась тяга, будто ум приклеили к возможностям комбинирования. Даже удовольствие от подглядывания — смотришь, как кто комбинирует, и словно наблюдаешь за интимным. Ясно, почему в сети популярны трансляции с анализом раздач. Подглядывание в замочную скважину за блужданием по решетке.
После месяца, проведенного на покерстарс, ночью пришла тошнота — стало казаться, что подходит рвота, и карты сейчас полезут изо рта. Может, это будут не бумажные карты, а лишь их формальные значения и комбинации АА, АК, KQ. Они пойдут изнутри со звуками шух-шух-шух, раскладываемой на столе колоды; текст пишется из нескольких знаков фолд-рейз-колл, там невозможно залезть под сукно, невозможно получить карту-мутацию — полудаму-полувальта, жесткий аквариум с решеткой, по которой можно бежать в нескольких направлениях, стремясь забраться как можно выше.
Интересно наблюдать за возникновением зависимости. Как джанки. Еще немного, и наступит физическая ломка. Чем больше узнаешь о вариантах и стратегиях, тем больше затягивает в игру — посмотреть, как это работает.
Пытался выстраивать иную ритмичность, строить стратегию по движениям муравьев, резкие повороты муравьиных дорожек соответствовали агрессивным рейзам, плутания на месте — фолдам. Люди не предполагали, что играют с муравьем, хотя, это тоже могли быть не люди, а птицы или растения. [Мерцбау гладит петуха, Кит Флинт гладит муравья]
[стать человеком-муравьем...]
Когда услышал о людях-муравьях, подумал, что это ролевики-киберпанки, начитавшиеся троцкиста Чайну Мьевиля, имитирующие расу хепри из вокзала потерянных снов. Уже практически в любом крупном европейском городе. Затихает музыка, распахиваются ночные двери, в подземные клубаки просачиваются, заползают, шипящие-шелестящие люди иных походок. Поинтересовался у друзей-шумовиков, есть ли они в Питере, сказали, что вроде по слухам появились, но выхватили лютых люлей, теперь сидят по подвалам. При подготовке к работе по инсект-панку, наткнулся на статью Е.Г. «Муравьиный лик». Она заканчивается как раз посылом и возгласом Якоба Беме «сколько их вокруг»:

«Согласно Якобу Беме, потомки Адама в процессе падения "теряют человеческий облик", все более напоминая, физически и психически, различных представителей животного царства: "Люди-жабы, люди-крысы, люди-пауки, сколько их вокруг! И станут люди холоднее жаб и хитрее пауков". И далее у Беме пассаж, более понятный сейчас, нежели в семнадцатом веке: "И обретет человек муравьиный лик и скажет: нет бога и богов, а есть соломинка на спине. И хорошо бы нагрузить этой соломинкой чужую спину».

Кстати, в статье есть еще много интересного, например

«Женщины африканских племен сатойо и короманти, к примеру, беременеют, когда хотят, причем не только от мужчин, но от змей, зверей, лесных и речных духов, от культового деревянного фаллоса, от подруги-лесбиянки, так как, натертый травой "дукаму", клитор превращается в пенис».

Рекомендуется исследователям магического феминизма. Сколько их вокруг! Кафка просыпается и видит, что вокруг одни гигантские насекомые, на танцполах, в конторах, в университетах — нашествие саранчи. Есть такие персонажи: PNUT, Nemesis, — вообще посмотрите канал Status Silver. The Finger Family — пальцовая семья.]
Уже пятый день просыпаюсь, выходя из сна, ничем не отличающегося от реальности — там круговые расклады, шуршание, комбинации. Жидкая решетка как склизкая сущность, дающая удовольствие от перемещения по себе.
Несколько раз удалял с компа прогу, через которую заходил в румы, затем снова скачивал, регистрировался под новыми именами, проводил ночи. Появлялся непреодолимый зуд, желание впустить AAAQKJJQ в вену, залить себя цепочками комбинаций.

Мне в онлайн покере ловить нечего, это цельная рациональная данность, любые психические шероховатости там наказываются [кажется, там одна реальность, с жесткой картиной]. За обычным столом при раздачах на одной колоде, еще бы подумал, как пометить карты, а за компом придется проигрывать снова и снова. Игроманы как планктон — типичная наживка хищников, пасущихся на всех порталах. Хорошо, что могу смотреть за этими ощущениями со стороны, отделяясь от себя.

Ты сидишь на коллегии врачей, или в зале суда, где правят законы, придуманные другими людьми. Кажется, что есть еще невидимый игрок, раздающий колоду. Он есть, но он тоже оказывается врачом или судьей, принимающим все принятые правила.

Скорее всего, той фразой об истории покера, Суппанди хотел подвести к ас-нас. Если вглядеться в старые персидские колоды с драконами, кусающими львов... он хотел подвести к демонологии, дальше идет Видевдат и темы Р.Н., муравьи и крысы. Те же комиксы-пазлы о путешествии муравья по ферме или крысы по мерцающей решетке. Комиксы — это и есть история покера — мельтешение демонов на окраине, которую проказа оставила в благоухании, где расставлены гигантские каркасы — грамматики языков решетки.

Может ли так случиться, что тошнота придет не от запаха, а от вида колоды карт? От рисунка на обоях, плитке на полу, — естественно, тошнота приходит не «от», она прорывается, когда невозможно существование здесь и сейчас, когда просачивается некий темный слой. Он может казаться источником «того» — точкой соединения черного и белого. Слой подвижный, дыхание которого ощутимо, собрано в воздухе в виде сгустков. Слой держит подобно склизким нитям, связывающим себя в себе, действие связывания и придает тошнотворный привкус, растекающийся по сознанию, естественно, это не «от».



ЧАСТЬ 2. ИЗНАНКА ЛЕСТНИЦЫ.

В 89-м году А. устроился расклеивать по столбам и стенам рекламу видеосалона, за эту работу ему разрешалось бесплатно смотреть видео-фильмы. Мы ходили практически на все боевики и ужастики, А. ничего не платил, а мне приходилось выпрашивать деньги у мамы. Казалось, у нас с А. разное восприятие боевиков, но близкое ужастиков.
В детстве у нас с А. интересно совпадали страхи. Вкусы в целом у нас явно различались, вкусы в смысле приятных впечатлений, но боялись мы одних фрагментов в диафильмах, одних портретов на стенах, одних отражений. Как-то раз мы сидели на ковре, обратил внимание, что А. не смотрит в ту же сторону, в которую не смотрю я, а потом понял, почему. Больше никто из друзей не чувствовал эти темы, а когда пытался раскрыть им эту часть своей интимности, натыкался на удивление. Интересно, что помимо страхов нас с А. не особо что-то связывало и дружили мы как-то натяжно, чисто из-за того, что соседствовали.
Видеосалон, рекламу которого расклеивал А., располагался в бывшем рабочем общежитии. В коридоре никогда не горел свет, нужно было пройти сквозь темноту, мимо обшарпанных стен, завернуть в комнату налево. Там и раскрывалось кино. А кинотеатр уже давно пустовал, в нем не происходило ничего интересного, просто огромный пузырь невнятной формы, с сотнями старых грязных сидений и гудящей прозрачностью. Мы когда-то резали там мягкие стулья лезвиями для бритья, вынимали поролон и относили во двор бабкам, чтобы им было не холодно и не мокро сидеть. Помнится, принесли охапку поролона, одна бабка закричала, что вызовет милицию, что мы портим имущество, а другая ее заткнула, обозначила, что мы это делаем не ради своей жестокости, а ради их уюта.

В один день А. забежал с непривычной радостью, позвал в кинотеатр. А что там делать? Там люди собрались, надо идти. Сразу при входе оказалась толпа, облепившая невесть что. Мы даже не сразу протиснулись, чтобы посмотреть, что происходит.
Там стояли столы, на столах телевизоры, напротив сидели люди и управляли специальными ручками. По экрану ходили человечки, летали самолеты, стреляли из пулеметов солдаты. До наших мест дошли компьютерные игры.
Компьютеры Атари, блуждания по лабиринтам, сражения, перестрелки, джунгли, сундуки. Я не то, что раньше ничего подобного не видел, но и не предполагал, что оно может существовать. А. быстро перестал интересоваться этим новым миром, вернулся в видеосалон. А я следующие месяца три заходил в кинотеатр каждый день, иногда зависал там по часу-полтора, неподвижно наблюдая за тем, как игроки собирают алмазы на экране.

Самой популярной игрой стала «Месть Монтесумы» или Монти. Человечек в шляпе — Джо — ходит по лабиринтам, перепрыгивает катающиеся черепа, змей, пауков, собирает алмазы.
Лабиринт состоит из 99 комнат, расположенных в виде пирамиды из девяти этажей [похоже на лестницу, вывернутую наизнанку]. В игре всего девять уровней, и на каждом следующем уровне тьма поднимается все выше. В самом низу находится сокровищница, заполненная драгоценностями, по которой можно летать, перепрыгивая с каната на канат. После сокровищницы — выброс на следующий уровень.
Дома у нас был большой выпуклый телевизор, еле работающий, показывающий черно-зеленые картинки, иногда подходил к нему, садился напротив, смотрел в темный экран. Бабушка даже беспокоилась, почему смотрю выключенный телевизор. А я мысленно играл в Монти, представляя лабиринты, черепа, факела, змей, ловко перебигая из комнаты в комнату, доставая ключи.
Как-то раз мама дала мне рубль, я сразу же побежал в кинотеатр, отстоял очередь и купил десять минут игры. Это была полная беспомощность, не получалось ни перепрыгнуть через череп, ни правильно приземлиться, десять минут прошли словно пара секунд. Пара секунд нелепого экстаза.
У отчима к тому времени случилась неплохая работа — он получил заказ на оформление вывески кафе в центре города. Как-то он подозвал меня, протянул деньги и сказал, что будет теперь подкидывать мелочь каждую неделю. Так продолжалось пару месяцев. Как только я получал рубль-два-три, сразу мчался в кинотеатр. За несколько раз научился более-менее управлять человечком, не очень мастерски, но хоть как.
Как-то раз я взял ключ от квартиры, зажигалку, нож и пошел бродить по улицам района. Много часов. Забредал в темные подъезды, чиркал зажигалкой, освещал лестничные клетки. Казалось, брожу по подземным лабиринтам в поисках алмазов, перепрыгиваю черепа и змей, высматриваю пауков.

FFFFFFFFFFFFFFFF

Есть стандартный и действенный метод развития памяти. Перед самым сном, когда уже лежишь с закрытыми глазами, надо восстановить прожитый день до деталей — до всех точек, в которых побывал, кого встретил, с кем о чем поговорил, куда посмотрел. Спустя несколько недель подобных практик, отношение к самому действию изменится, действие будет опускаться в память как в копилку, восстановление действия превратится в естественный процесс пролистывания дневника.

На первом уровне Монти кажется, что память практически неважна, важна ловкость и минимальная ориентация внутри лабиринта. По мере прохождения уровней, с поднятием тьмы, возникает необходимость помнить весь лабиринт.
Блуждать в сложном лабиринте, полном обрывов, без внутренней карты, невозможно — нет такой интуиции пространства. Хотя... сейчас мы придем к «порождающим паттернам», находящимся внутри, позволяющим угадывать устройство лабиринта во тьме — аналогам порождающих грамматик.
Что находится «за» лабиринтом, «за» всем нашим пониманием символического, «за» поселением, «за» картой? Можно выйти из поезда во тьму и услышать шелест лабиринтов, которые как змеи формируются здесь и сейчас.
Предметы: алмазы, ключи, мечи, факела.
Препятствия: огненные печи, конвейеры, цепи, мерцающие полы.
Враги: черепа, змеи, пауки.
Ключи-алмазы-факела-мечи — это обычные масти черви-буби-крести-пики. Кубки-монеты-посохи-мечи, вода-земля-огонь-воздух.
Изнанка лестницы — это пролистывание лабиринта, вывернутого по четверичному принципу (швы крестом).
[Ключ-алмаз-факел-меч — четверичный алфавит, из которого составляются слова, «обладая» словом, можно пройти в определенную комнату — таким образом, слова связываются со свободой перемещений.]